Творческая личность: Эрте, модельер эпохи ар-деко

0

Ар-деко называют самым загадочным стилем 20 столетия. Экзотический, яркий, построенный на зыбкой симметрии утонченных линий, он пришел на смену пышной асимметрии эпохи модерн. Стиль, воплотивший неугомонное любопытство века открытий и исследований, он впитал в себя древнегреческую архаику, черпал вдохновение в древнеегипетской, африканской и ацтекской культуре, шел рука об руку с техническими новинками. Отцом ар-деко называют легендарного дизайнера Эрте.

Эрте – псевдоним человека, называвшего себя французским художником русского происхождения. Роман Петрович Тыртов – из первых букв его имени и фамилии и получился звонкий ном-де -плюм с западным акцентом – родился в Санткт-Петербурге в 1892 году. Его отец – адмирал военно-морского флота – гордился историей фамилии, чьи корни можно было отследить вплоть до 16 века. Он ожидал, что сын его пойдет по славному пути предков – станет военным, но мальчик с детства хотел не просто рисовать, а придумывать одежду. Первый свой костюм Роман сконструировал в 5 лет. В 15 лет месье Tirtoff первый раз приезжает в Париж и, конечно же, город тут же властно берет его в плен, но пройдет еще долгих три года, прежде чем уже совершеннолетний Роман рассорится с отцом и уедет жить в город мечты. «Чтобы не позорить фамилию», мальчик придумает себе псевдоним, и с этого момента начнется его новая жизнь.

Слава и успех не сразу нашли своего будущего любимца. «Молодой человек, занимайтесь в жизни чем угодно, но никогда не пытайтесь стать художником по костюмам. У вас ничего не получится», — с этими словами некая Каролина, хозяйка известного тогда модного дома, выбросила творения Эрте в мусорную корзину. Спустя столетия имя этой дамочки помнят только благодаря абсурдности этой фразы. Первым поверил в гений будущего «рыцаря ар-деко» легендарный Пот Пуаре. Это он придумал рубашечный покрой платьев, модный и поныне, он ввел в моду кимоно, его называли «человеком, снявшим с женщин корсет». Талантливый, громогласный, щедрый он не скупился на признание чужого гения, быть может, потому, что сам был не обделен природой. Его модный Дом мерцал и переливался как живая иллюстрация к восточной сказке. Эрте, в детстве часто любовавшийся отцовской коллекцией персидской миниатюры, чувствовал себя в этой атмосфере подобно свободному дельфину в океанских просторах.

В 1915 году сразу два журнала мод — Harper’s Bazaar и Vogue — предложат ему украсить их страницы. Молодой — Эрте едва за 20 – художник даже не задумался над выбором, он просто подбросил монетку. Так Harper’s Bazaar на долгие годы обрел великолепного иллюстратора. С января 1915 года, когда Эрте нарисовал для журнала первую обложку, до 1936 года, когда из-под его карандаша выпорхнула последняя – он рисовал модели, прославившие его и Harper’s Bazaar. «Чем бы был наш журнал без обложки Эрте?», — говорил директор журнала Уильям Хёрст.

Заказы от Illustrated London News, Cosmopolitan, Ladies Home Journal и снова от Vogue так и сыпались на художника. Но кроме этого он успевал рисовать для театральных и балетных постановок, сотрудничал с Голливудом. В костюмах от Эрте выступали звезды Нью-Йоркского Мюзик-холла в Радио Сити, танцовщицы парижского кабаре Фоли Бержер, на его работу можно полюбоваться в культовой ленте «Бен-Гур», а наряды, придуманные этим «эльфом арт-деко», носили такие звезды, как Анна Павлова и Ирина Бордони, Джоан Кроуфорд и Мэрион Дэвис. Ювелирные изделия, художественная бронза, нежная шелкография – здесь он также оставил отпечатки своего гения. Один из самых известных рисунков Эрте – Симфония в черном – во время его жизни и уже после его смерти был скопирован и, так или иначе, воспроизведен тысячи раз.

Чтобы ни рисовал Эрте – центром этой вселенной была тонкая зыбкая нежная женщина. Греческая богиня и ассирийская принцесса, робкая жемчужины гарема или яркая звезды мюзик-холла, редкая птица и экзотический цветок – во что была одета властительница этого мира, было не важно. Все эти драпировки, шали, сумочки, шарфы, цепочки и перчатки лишь эпитеты в сложном языке моды, ноты его партитуры. Поклонницы Эрте с нетерпением ждали его новых работ, чтобы окунуться в дивный мир, созданный художником. Они вырезали и хранили иллюстрации из журналов не как пестрые картинки для подражания, а как двери в прекрасный сад, куда приглашал их этот утонченный рыцарь, создатель причудливых снов, соткавший из арт- деко призрачное царство грез. Там, из колыбели моды, он пробуждал от дремы самые сокровенные женские мечты.

Для многих Эрте – воплощения стиля арт-деко, но сам о себе художник писал так: «должен заметить, что я не принадлежу ни к одной из художественных школ, особый стиль моих рисунков служит инструментом выражения красоты образа. В искусстве я индивидуалист».

Источник

Новогоднее настроение – это когда рад видеть даже тех, кто ошибся дверью.

Оставить комментарий